Авторский надзор систем котлов отопления
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

Архив записей

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 18.06.2019, 06:56

Главная » 2018 » Март » 2 » Юрий Алексеев: Только государство должно и может заботиться о завтрашнем дне ТЭК
20:04
Юрий Алексеев: Только государство должно и может заботиться о завтрашнем дне ТЭК

Горноправдинск, ХМАО. Проблемы российской геологоразведки в последнее время активно поднимаются специалистами отрасли на сайте Агентства нефтегазовой информации «Самотлор-экспресс». Они говорят о причинах кризиса в геологии, предлагают меры по улучшению ситуации.
Правдинская геологоразведочная экспедиция - одно из крупнейших предприятий ХМАО-Югры в сфере геологоразведки. Горноправдинские геологи, как и вся отрасль, прошли через немало испытаний, но сохранили предприятие. О проблемах и перспективах отрасли и непосредственно о Правдинской ГРЭ мы попросили рассказать генерального директора Юрия Павловича Алексеева.

- Поселок Горноправдинск и Правдинская экспедиция связаны с именем Фармана Салманова. Как вы поддерживаете традиции, заложенные известным геологом?
- Легендарный Фарман Салманов стал первым руководителем экспедиции и основателем Горноправдинска (который в то время назывался Горнофилинск). Два юбилея - 80-летие Салманова и 45-летие экспедиции мы отмечали в один год.
Даже сегодня наша Правдинская геологоразведочная экспедиция продолжает заниматься геологоразведочными работами, начатыми почти пятьдесят лет назад.
Стоит вспомнить и тот факт, что именно правдинские геологи первыми зафиксировали нефть в баженовской свите. В 1966 году было открыто Верхне-Салымское месторождение - это один из наших первенцев. Вскрыли его уже в ХХI веке. Правдинцы обратили внимание на необычные результаты бурения: нефть встретилась в глинах, где ее быть не должно. Лишь много лет спустя ученые и практики пришли к выводу, что в баженовской свите пород содержится отличная нефть, по качеству близкая к марке Brent.

- Геологическая отрасль уже лет 20 переживает упадок. Что помогло экспедиции выстоять в таких условиях?
- Выжить помогли ставка на восстановление минерально-сырьевой базы (ВМСБ), которая действовала в 1991-2002 гг., территориальные программы, и, конечно, сам коллектив со своим энтузиазмом, опытом и знаниями. Хотя все было очень непросто. Назову несколько цифр. В 1989 году коллектив экспедиции насчитывал более полутора тысяч специалистов, а проходка составила 135 тысяч метров разведочных скважин. В 1995-ом в экспедиции осталось всего 600 человек, и пробурили в тот год 8,5 тысяч метров.
В «ПГРЭ» уже 40 лет действует учебный центр. Он был образован в 1973 году как «Школа подготовки рабочих кадров». На север ехали люди без опыта, без профессии. В нашем учебном центре они могли получить такие востребованные специальности, как бурильщик, помощник бурильщика, оператор котельной, тракторист и т.д. Сейчас центр называется «Учебно-курсовое предприятие», и в нем проходят обучение по 28 специальностям до трёхсот человек в год. Однако с каждым годом всё меньше молодых людей приходит учиться на рабочие специальности. Мы считаем, что в первую очередь это связано с проводимыми реформами высшего образования, которые не учитывают потребности рынка труда.

- Правдинская геологоразведочная экспедиция открыла такие знаменитые месторождения, как Приобье, Салым и др. Что дали эти открытия компании, кроме славы? От каких показателей, по Вашему мнению, должна зависеть оплата труда геологов?
- В общей сложности на счету нашей экспедиции более 60 месторождений. Такие города, как Ханты-Мансийск, Нефтеюганск, Пыть-Ях, Нижне-Сортымский, Лянтор, поселок Пойковский – все они напрямую связаны с открытиями правдинских геологов.
Только за последние 10 лет нами открыто 19 месторождений, некоторые из них известны как «группа месторождений Уватского проекта».
Сейчас никто и не вспоминает, кем открыто то или иное месторождение, а если и помнят, то не афишируют. Лицензионные участки и месторождения принадлежат недропользователям, то есть крупным нефтяным компаниям. А «ПГРЭ» сегодня - нефтесервисная компания на рынке ТЭК. Как и все подрядчики, мы работаем на договорных условиях, которые диктуют заказчики. На практике это означает, что оплата за уже выполненные объёмы работ, согласно договорам, происходит в течении 60, а по некоторым компаниям – и 90 дней. Поэтому мы работаем на кредитные деньги, со всеми вытекающими отсюда затратами.
За открытые месторождения геологам неплохо бы иметь «бонус». Тем более, что именно на результаты труда геолога живут нефтяники и вся страна. Но, как говорят заказчики, ваш бонус заключается в том, что вам дают работу, и за её выполнение не наказывают и не штрафуют. Так что труд геологов сегодня не в почёте.

- На 7-ом съезде геологов многие говорили о необходимости возродить Министерство геологии. Вы поддерживаете эту позицию? Что, на Ваш взгляд, важнее – восстановить Министерство или возобновить отчисления на ВМСБ?
- Отмена ставок на ВМСБ негативно сказалась на объемах работ и подготовке запасов. Упал объем ГРР – упала добыча. Надо было не ставки отменять, а те бюрократические игры, которые вокруг них происходили. Но тогда казалось, что нефтяные компании будут сами оплачивать ГРР, сами готовить запасы, и это выход из сложившейся ситуации. Практика показала, что бизнес не заинтересован в геологоразведочных работах, не готов к таким рискам и долгосрочным инвестициям.
Только государство должно и будет заботиться о завтрашнем дне. Геология - это экономическая безопасность государства. Никакая нефтяная компания не будет думать о благополучии всей страны и народа, тем более – на долгие годы вперед.
Что касается Министерства геологии, ситуация неоднозначная. Поколение геологов-профессионалов, тесно связанных с практикой и производством, уходит. Есть опасения, что в Министерство могут прийти люди, далёкие от геологии, желающие в первую очередь обеспечить себя за счёт государства. Таких примеров в нашей истории достаточно.
Восстанавливать отрасль нужно, а подходы могут быть разные.

- Возможны ли в наши дни такие открытия, как Самотлор?
- Лучшие годы открытий в Западной Сибири позади. Так утверждают ученые, и не верить им я не могу. Не будет у нас больше ни Самотлора, ни Приобья, ни Ямбурга. Будущие открытия - это в основном мелкие и средние месторождения в глубоко залегающих отложениях с невысокими дебетами в отдаленных районах. Такова объективная реальность.
Но те же ученые говорят, что потенциал нефти и газа Западной Сибири пока использован наполовину. И даже этих 50% достаточно, чтобы обеспечить Россию топливно-энергетическими ресурсами на долгие годы. Поиск и разработка этих месторождений – вопрос стратегический, касающийся как частного капитала, так и государства. Поэтому о сворачивании геолого-разведочных работ не может быть и речи.

- В ХМАО-Югре планируется создать фонд геологической информации. На Ваш взгляд, нужно ли полностью открывать геологическую информацию?
- Это необходимо, тем более для такого региона как ХМАО-Югра, где сосредоточено много и месторождений, и недропользователей. Аналогичные фонды существуют во всех субъектах РФ. Теперь будет и в Югре.
Перефразируя известную поговорку, можно сказать: «Проинформирован, значит, вооружён». Фонд геологической информации даст возможность компаниям грамотно и с минимальными затратами определять главные направления работ по разведке и поиску, рационально и бережно эксплуатировать дарованные нам богатства Югры.

Просмотров: 51 | Добавил: contcreatil1985 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz